АЛЁНКА

Купил открытку, со знакомой с детства мордахой. Алёнка - кто её не знает? Она очень популярна в нашей стране и в той, что называлась СССР.

Алёнка оказалась не Аленкой, а Леночкой!

..............................................................................

Разумеется, стало интересно какая она сейчас эта Аленка – ведь, судя по открытке, ей должно быть примерно лет пятьдесят – плюс-минус. Фотографа, конечно, скорее всего уже… впрочем, почему бы не поискать? И вот к чему поиски привели:

"Когда-то «Аленка» было самой распространенной маркой молочного шоколада в стране. Добавим, одной из немногих. Привлекала она, несомненно, дешевизной. Стоила 80 копеек, против рубля с лишним — цены плитки горького шоколада. Не слишком имущие студентки в 70-е в качестве залога какого-то спора часто выставляли именно ее. Ну, и популярностью портрета девочки, изображенного на этикетке.

В СССР выпускался преимущественно горький шоколад. Но причиной было не столько забота о пользе здоровью, столько традиционный дефицит одной из главных составляющих молочного шоколада — высококачественного сухого молока. Некоторые марки советского горького шоколада, существующие до сих пор, имеют длительную историю выпуска. Например, «Гвардейский» начал выпускаться еще во время Великой отечественной войны. А вот другой марки отечественного молочного шоколада, «перешагнувшей» через «порог» трудных 90-х годов, кроме «Аленки», не припоминается.

В начале 1960-х правительством Советского Союза была принята очередная Продовольственная программа — одна из многих. По этой программе особое внимание было обращено на выпуск молочного шоколада. В претворении этой задачи, на московской кондитерской фабрике «Красный Октябрь» была разработана рецептура «Аленки», выпуск нового шоколадной плитки начался в 1966 году.

Раньше плитки заворачивались фольгою «в конверт», затем обандероливались с четырех сторон этикеткой. Сейчас сразу заворачиваются «в конверт» кашированной бумагой фольгой. А на бумаге — знакомая, кому с детства, кому с юности, кому с молодости, девочка".

И ещё:

"Первоначально, имея опыт еще середины XIX века (именно тогда впервые появились на фантике «мишки» с картины И. Шишкина), планировали поместить на этикетке новой плитки репродукцию васнецовской «Аленушки». И именно этим именем назвать шоколад. Но выяснилось, что шоколад с таким названием уже существовал.

Название чуть изменили, а к нынешней этикетке пришли не сразу. Существовали варианты этикетки, ничего общего с привычной нам «классикой» не имевшие. Вроде бы даже был объявлен конкурс на лучшую этикетку. В результате ли его или нет, но закрепилась на обертке юная барышня в по-русски повязанном пестром платочке. Но даже после принятия окончательного варианта нет-нет, но появлялись новые этикетки «Аленки», главным образом, к праздникам.

Автором этикетки называют художника Н. Маслова. Причем скромно так называют, даже не сообщая имени. Нам тоже отыскать его имя не удалось, да и сложно это при такой распространенной фамилии. Но, скорее всего, история этикетки началась с одной фотографии, которую сделал Александр Михайлович Геринас. Снял фотограф где-то между 1957 и 1960 годом маленькую девочку, на которую перед этим набросили платок. Здорово снял. Говорят, что помещался снимок на выставке и в журнале «Советское фото». Но не запомнил бы снимок никто, если бы не поместили его на обложке первого за 1962 год номера журнала «Здоровье», очень популярного в СССР и издающегося восьмисоттысячным тиражом. Ничего об имени девочки в журнале не сообщалось. В конце номера только: «На первой странице обложки: «Ты смотришь на мир с восторгом – и ты не ошибаешься малышка! Мир действительно прекрасен». И еще фамилия фотографа.

Можно долго обсуждать напрямую ли использовал художник снимок, внеся некоторые изменения, или просто так вышло у него, но, несомненно, видел он его. Какие же отличия имеются в этикетке от «прототипа-фотоснимка»? Главное — цвет глаз. На снимке у девочки глаза карие, на этикетке голубые. Трудно, кстати, сказать, зачем надо было изменять «шоколадные» глаза для шоколадной этикетки? Форма бровей в рисунке этикетки немного изменена. Лицо чуть удлинено. Чуть изменен рот, верхняя губа выписана крупнее. Одинакова прядка волос, видимая из-под платка. Да и сам платок на снимке и этикетке завязан одинаково. И взгляд, направленный чуть вверх, одинаков.

Как не велик был тираж журнала, но с тиражами этикетки его не сравнить. Позабылась девочка с обложки так, что даже стали разыскивать в начале 90-х «прототип» Аленки с этикетки одноименного шоколада. Вроде бы признали прототипом рисунка этикетки ту фотографию, а в качестве модели — дочь фотографа Елену Геринас. Даже приглашали ее на «Красный Октябрь», где вручили ей приз и свою сладкую продукцию.

И на этом бы, может, и закончилось все, да запросила Елена Александровна с держателя торговой марки «шоколад «Аленка» некую сумму по праву, если не модели, то наследника фотографа А. Геринаса. Получив отказ, подала Елена-Аленка в суд. Более года длилось разбирательство в 2000…2002 годах, заслушивались эксперты и юристы, рассматривались доказательства, включая якобы тот самый платок. Но в иске Е. Геринас было отказано.

Вскоре нашли журналисты «Труда» вроде бы еще одну девочку с фотографии. Проживает она в областном городе центра России, куда когда-то «заскочил» А. Геринас и якобы снял ее в детской поликлинике. И снова платочек в воспоминаниях родителей той бывшей девочки фигурирует. Но претензий та «модель» не предъявляет. Установить истину сейчас трудно, и А. Геринаса и Н. Маслова уже нет в живых. Найденная журналистами старейшая сотрудница журнала «Здоровье» начала работать в нем в 1970 году. Но все это для истории одного из популярнейших брендов нашей страны не столь важно. Живет «Аленка», кто бы ни был прототипом девочки с этикетки, и, оставаясь юной, подрастает".

……………………………

Официальное сообщение:

15.10.02 В борьбе за "Аленку" победила фабрика

На днях Замоскворецкий межмуниципальный суд ЦАО г. Москвы отказал Елене Геринас в иске к фабрике "Красный Октябрь", в котором она добивалась признания за ней исключительных авторских прав на изображение "девочки в платочке", используемое на всем известном шоколаде "Аленка", а также требовала от фабрики выплаты денежной компенсации и заключения с ней лицензионного договора.

Разбирательство длилось более 2-х лет.

Суд первой инстанции, изучив материалы дела и доводы сторон, вынес решение в пользу фабрики "Красный Октябрь".

Информация предоставлена: МКФ "Красный Октябрь"

……………………..

Есть вот такой рассказ:

В 2000 г. Елена Геринас потребовала от производителей «Алёнки» 5 миллионов рублей за использование своего изображения.

Суд длился почти два года.

Эксперт-криминалист исследовал изображение девочки на этикетке шоколада и на обложке «Здоровья» и признал, что это одно и то же лицо. Однако представитель ответчика продолжал настаивать на том, что на этикетке знаменитой «Аленки» присутствует собирательный образ, допуская при этом, что художник фабрики мог использовать фотографию истицы.

Суд назначил дополнительную экспертизу, на разрешение которой были поставлены новые вопросы: является ли рисунок на этикетке шоколада «Аленка» самостоятельным творческим произведением? Является ли изображение на этикетке рисованным воспроизведением фотографии Е.Геринас?

Сравнивая два изображения, эксперт-художник пришел к заключению, что изображение на этикетке шоколада является самостоятельным творческим произведением, а не рисованным воспроизведением фотографии. Иск повзрослевшей «Аленки» был оставлен без удовлетворения.

Новых исков Елена Геринас не подавала.

……………………………………………………………………………..

И ещё вот такую заметку нашел:

СЛАДКАЯ ТЯЖБА

Дочь фотографа все еще надеется получить с кондитеров свои миллионы…

Узнать телефон Елены Геринас в подмосковных Химках не составило труда. В справочном бюро города значился только один абонент с такой редкой фамилией. В 1992 году ее уже разыскивала другая газета - "Вечерняя Москва", обратившись к читателям с вопросом: "Кто ты, шоколадная Аленка?". Обрушился целый шквал телефонных звонков и писем: "А может, это я?" Наконец удалось найти Елену - дочь того самого фотокорреспондента Александра Геринаса, который когда-то сделал знаменитый снимок Аленки. Вначале он появился в журнале "Советское фото", потом украсил первый номер журнала "Здоровье", а еще через четыре года милое личико "девочки, с которой все хотят дружить", красовалось на шоколадке. 16-летняя девушка Саша Егорова написала на фабрику "Красный Октябрь" письмо со стихами, где были такие строчки: "Познакомиться с Аленкой из детишек каждый рад, покупайте, покупайте, покупайте шоколад". Стихи понравились, и их напечатали с обратной стороны шоколадной обертки. Елене было тогда пять лет. Сейчас ей - 42.

Начиная очередную рекламную кампанию, кондитерская фабрика пригласила Елену Александровну на свое торжество, вручила ей приз как "супермодели" и презентовала свою сладкую продукцию. Об авторском вознаграждении или подписании договора - ни слова. Тогда Геринас и подала в суд, пытаясь доказать, что на шоколадной обертке - именно она, а, стало быть, фабрика, тиражируя снимки без разрешения, нарушает ее авторские права. Потребовалось не только предъявить "вещдоки", но и провести экспертизу - сравнить фото дочки Александра Геринаса с изображением девочки в платочке.

Эксперт Минюста Зотов насчитал 18 общих признаков, были рассмотрены чуть ли не под лупой десятки фотографий маленькой Леночки Геринас, однако суд решил: в иске отказать.

- Елена Александровна, может, и правда, это не вы, а какая-нибудь другая девочка, ваш отец ведь очень часто снимал детей? - спрашиваю.

- Ну что вы! В нашей семье всегда все знали, что на шоколадке - мой портрет. У меня и негативы от того снимка сохранились. Когда отец умер, а он развелся с мамой и жил в другой семье, нам передали весь его архив. Там я и нашла пленку.

- А подпись под снимком - "Аленка" тоже он придумал?

- Думаю, да. Он часто подписывал мои снимки "Матрешка", "Малышка", "Леночка", "Аленка".

Геринас показывает пожелтевшие маленькие фотокарточки. Вот она в меховой шапочке наклонилась и что-то разглядывает на снегу. Вот - на руках у мамы - Софьи Леонидовны. Похожа!

- У меня и платочек тот жив, выцвел, правда, немного. Присмотритесь к шоколадной Аленке, у нее узелок по-особому завязан, потому что моя мама - левша. Эту деталь на суде тоже отметили, но почему-то не учли.

Все "вещдоки" - январский номер журнала "Здоровье" за 1962 год, негативы, старые фото Елена Александровна старательно оберегает, чтобы их не могла использовать в своих интересах противоположная сторона. Речь-то в конце концов идет о сумме в несколько миллионов рублей. Пока "Аленка" на суд обижена, но в том, что рано или поздно решение будет принято в ее пользу, не сомневается. Библиотекарь в прошлом, сейчас она не работает, занята лишь судебной тяжбой. Мама - Софья Леонидовна и дети - их двое - настроены не так оптимистично. Возможно, потому, что в этой истории много "белых пятен": не известно, к примеру, даже точное имя художника, который перерисовывал фото: предположительно некто Н. Маслов. Да не факт, что "Аленка" - именно его работа. Художника уже нет в живых, и спросить, кто автор, - не у кого. А потом всем известно, что иногда сложно доказать даже самые очевидные вещи.

Для наглядности - пример с другими сладостями, вернее - с их оберткой: фантиками для конфет "А ну-ка отними!", "Незнайка", "Раковые шейки", ирисок "Кис-кис", шоколада "Конек-горбунок". Нарисовал эскизы старейший художник фабрики Леонид Челноков, который тоже безуспешно пытается доказать в суде, что автор - он. Удача улыбнулась только писателю Эдуарду Успенскому - "папе" Чебурашки. Были такие конфеты, помните? После большого скандала, когда Успенский потребовал защиты своих авторских прав, "Чебурашку" пустили в продажу под другим названием - "Ванька-встанька".

ДЕВОЧКА С ШОКОЛАДНЫМИ ГЛАЗАМИ

Родителям Ани слава дочери не вскружила голову Приехавший в Брянск столичный фотокорреспондент сделал снимок симпатичной малышки. А потом фото попало на обложку журнала Уже в двенадцать месяцев Аня Стаценко весила двенадцать килограммов и, радуясь жизни, часто показывала дюжину остреньких зубов. Крепкий ребенок стал счастьем молодой семьи Стаценко. Медицинских проблем не было, а в поликлинику, как положено, ходили на регулярные осмотры.

День, когда залетный фотокорреспондент из столичного журнала носился по коридору и снимал детей, мама, Нина Васильевна, помнит, но точную дату определить не берется.

- Сидели мы с Аней в кабинете у врача. Откуда-то появился этот фотограф. Я тогда даже толком не поняла, из какого он журнала. А потом муж приносит "Здоровье" и говорит: "Смотри, наша Аня!". Я не утверждаю, что на обложке был снимок нашей дочери, но нам с мужем так показалось. Очень похожие края косыночки, мы ее, кстати, долго хранили. Позже я дочери рассказывала эту историю.

Причина осторожности и оговорок Нины Васильевны не только в провинциальной скромности, но и в том, что она восемнадцать лет служила в транспортной прокуратуре, то есть точность для нее - профессиональное понятие. Больше всего она опасается, что этот рассказ может быть воспринят как претензия к фабрике "Красной Октябрь".

Сама Анна Стаценко, теперь Межгородская, тоже забеспокоилась, когда услышала о том, что ее имя может появиться в газете:

- Зачем это? Тогда придется доказывать, что на снимке изображена именно я.

Впервые шоколадной историей она заинтересовалась лет десять назад, вернее, обратила внимание на рассказ матери. Нина Васильевна и раньше упоминала об этом событии, но девочку это как-то не затрагивало. А тут стали перебирать старые вещи и в залежах бумаг обнаружили старый журнал со знаменитым снимком. Он и сейчас хранится у Анны, но уже наклеенный на картон.

- Конечно, приятно было узнать от мамы о происхождении этой фотографии, - говорит Анна, - но она действительно никому не пыталась доказывать, что на снимке изображена ее дочь.

На снимке в журнале - кареглазая девочка с устремленным вверх взглядом. У Анны цвет глаз с возрастом не изменился, как это иногда случается. Поразительно и то, что другие детские снимки тоже запечатлели особенную манеру смотреть вверх. В общем, сходство с Аленкой удивительное, хотя нельзя отбрасывать того обстоятельства, что маленькие дети больше похожи друг на друга, чем взрослые. А если уж принарядить дитя в платочек...

Так или иначе, но некоторый шарм в семейную жизнь Стаценко история "Аленки" привнесла. И все потому, что они относятся к ней с юмором. Ахнули и рассмеялись, когда узнали, что другая выросшая девочка, доказывающая свое шоколадное первородство, намерена вырвать у "Красного Октября" чуть ли не миллион долларов. Анна полагает, что какие-то претензии фабрике может предъявить разве что художник, превративший малютку с карими очами в голубоглазое диво. Хотя, разумеется, деньги не помешали бы и самой Анне в ее бизнесе. Много лет отдав медицине, она не бросила эту службу, как сделали многие коллеги, сраженные бедностью. Сейчас у нее частный кабинет коррекции зрения с помощью контактных линз. Периоды трудностей помогала преодолевать природная веселость. У Анны и дом веселый. На попечении двух дочерей большой белый пудель и сонливый разъевшийся кот. Старшая, Катя, недавно вышла замуж, у двенадцатилетней Оли увлечения контрастные - игра на фортепиано и каратэ. Шоколад? Нет, в семье нет культа "Аленки", но на шоколадку с портретом голубоглазой малышки смотрят с умилением.

КСТАТИ

Тамара ФЕДОРОВА, одна из старейших сотрудниц журнала "Здоровьe":

- В 1962 году я еще не работала в журнале - я тут с 1970 года, но знаю со слов коллег, что Александр Геринас был нашим внештатным фотокорреспондентом, приносил снимки, редакция отбирала то, что ей подходило, расплачивалась, и - до свидания. Никаких авторских претензий не возникало. У журнала был в те годы огромный тираж, поэтому опубликованные снимки видела почти вся страна. Как-то раз фотограф снял в рекламе лака "Прелесть" одну нашу сотрудницу, так ей мужчины со всей страны письма писали и замуж звали. Вот и обложку с Аленкой приметили. Девочка на ней действительно очень похожа на ту, что глядит на нас с обертки шоколада и других сладостей.

……………………..

Елена ГЕРИНАС :

- Я-то признаю, а вот мне выиграть суд с кондитерской фабрикой, которая тиражирует мой детский портрет, не удалось. Верховный суд не оспаривал того, что используется мое изображение, но решил, что мои права, в том числе материальные, не нарушаются. Насчет авторского права было сказано так: ну и ходите с ним спокойно, кто вам мешает? Все. На этом тяжбы заканчиваю. Во всяком случае, до тех пор, пока не изменится законодательство.

фото Е.Горинас 2002 год